lugovskaya: (solnce)
Питер, я в твоих ладонях,
Жизнь бездомна, мир бездонен,
Близок вечер, снег утих.
Если ветер ветку тронет,
Вниз сорвётся стих.

Питер, призрачные стены,
Счастье светится сквозь тело,
То янтарь, то сердолик.
Не отбрасываю тени.
Не коснусь земли.

На Приморской путь изломан,
И скользнёт монетка, словно
С волнолома - Нептуну,
Чтобы лёгким стало слово:
Вдруг себя верну -

Не утратив то, что держит
В судорожной мгле надежды,
В звёздной ночи болевой
(Воздух холоден, разрежен -
Есть ли кто живой?),

Не утратив, нет, ну что ты,
Родниковой сладкой ноты
Где-то у висков,
Серебристого полёта...

Брызги с плавников.

Стиш

Monday, 19 December 2005 18:33
lugovskaya: (Default)
Картонные стены, чужие ключи, серебристая прядь -
Так я живу, пишу стихи, не хочу умирать,
Пью кофе из тонких чашек в гостях, забыв больничную жуть,
Люблю тебя, называю тебя, сжимаю зубы, держусь,
Врастаю в зелёную ветку метро, поливаю цветы,
Сторонюсь телевизоров, дураков и решёток (даже витых),
Дышу туманом, бреду сквозь снег, спотыкаюсь, смотрю в закат,
Друзьям улыбаюсь, друзей держусь, говорю невпопад,
Бултыхаюсь в бассейне, готовлю хаш, подкручиваю колки,
Предъявляю паспорт, плачу сполна, потираю виски,
Я ставлю подчерк под буквой "ш" и точки над буквой "ё",
И никогда о людях не говорю "моё".

А если спросят меня: "Кто ты? " - разведу руками, смолчу:
Я - всего лишь тень на картонной стене, приложенье к чужому ключу,
Колебанье воздуха, текстовый файл, небольшой, на сто двадцать бит,
Разве можно – спрошу – меня полюбить, разве можно меня полюбить...
lugovskaya: (pljaska)
Из дождливого Питера, оттаивающего декабря,
От подсвеченных мостов - подсвеченным небоскрёбам,
От лилово-серого неба, от всего того, что не зря,
Бликов фар - и жизни, взятой на пробу,

Из скользящей оттепели, полнолуния на воде,
От деревьев - колких, чёрных, ломаных силуэтов,
От меня - живущей здесь, то есть, как обычно, нигде,
От впадающих тихо в Неву рассветов...

Где Нева, где Майн - луна сияет одна,
Континент один, и ветер, видать, с Гольфстрима,
Да и город один – просто часть его скрывает туманная пелена,
Нынче надо гулять по улицам, вымокшим и незримым,

А потом зайти в кафе, и куртку бросить на стул,
И от пламени свечки качнуться уютной тенью,
И рассказывать, и улыбаться, глядеть в темноту,
Ну и выпить, конечно же, за твой день рожденья!


-----------
Боря, с днём рождения!!!

Стиш

Thursday, 15 December 2005 00:25
lugovskaya: (ad)
Порой ослепительно хочется:
              впиться зубами в руку, вены порвать,
Кровью писать стихи
              (как будто они от этого станут лучше),
Разметаться, выплеснуться,
              вспыхнуть лампой на многие тысячи ватт,
Достучаться:
            "Ну послушай, ну пожалуйста, ну послушай"...


А стихи не приходят,
              ещё не время, покуда не их черёд:
Ждут прилива дистиллированной боли,
              что уже не туманит разум -
Обожжённый холодом,
            медленно говоришь, кривя непослушный рот,
И былое кажется неважным,
                        нелепым и несуразным...
lugovskaya: (sjomki)
Шла по городу кошка,
Медленно, по проспекту,
Грациозно ступала,
Гордо вокруг смотрела.
Люди шептали: "Кошка!
Вы посмотрите – кошка!
Надо же, ну и чудо!",
Долго ей вслед глядели,
Восхищённо вздыхали,
А пожилой профессор
Снял аккуратно шляпу
И поклонился кошке.

Солнце слепило окна,
Солнце дробилось в лужах,
Шла, прищурившись, кошка,
Королева проспекта –

Выжившая в блокаду.

-----
Спасибо Тохе Лустбергу за рассказку.

Упд.
Белест, честно говоря, твой комментарий меня малость выбил. Ээээ... как-то давно в плагиате не подозревали, последний раз такая тень коснулась лет в 15. Там подтвердить высказанное народ как-то не смог. Если ты предполагаешь, что "это уже кто-то ел" - будь добр, скажи конкретнее, а? Я, конечно, могу допустить существование тщательно наведённой галлюцинации - в конце концов, у меня нет 100% гарантии, что это не всплыл когда-то прочитанный и совершенно забытый стих, посвящённый той же истории, что мне рассказали в воскресенье - но хотелось бы представить происходящее вокруг меня поподробнее. В смысле, что из вариантов произошло на самом деле:

1. Это действительно всплытие показало (не верю, но, чёрт возьми, действительно бывает всякое)
2. Ты ошибся и тебе музыкой навеяло
3. Кто-то когда-то писал на эту же тему, и у тебя в восприятии оно просто замкнулось
4. Другое (что?)

Если сработал 1 вариант... ну, я не знаю. Наверное, что-то с головой придётся делать...

Упд. следующий

Так, понятно. Видимо, сработал объединённый эффект:
- стилизации (была такая! :) )
- непопулярности темы блокады в нынешнее время
- возможно, действительно не меня первую эта рассказка зацепила (рассказка-то не моя - с Тохиного голоса, местная народная)
- дежа вю как такового вследствии.

Но вообще-то, ёжики зелёные... Тут хоть есть Лустберг, на кого сослаться в случае чего можно. А вот так напишешь какую стилизацию из головы - доказывай потом, что это не неопубликованные Ольга Берггольц (хотя стилизация скорее под Олейникова)\Редъярд Киплинг\под-кого-там-блин-ещё-стилизовала-хрен-вспомнишь....

Стиш

Wednesday, 7 December 2005 23:12
lugovskaya: (Default)
                  Эту книгу мне когда-то
                  В коридорах Госиздата
                  Подарил один поэт.
                  Книга порвана, измята,
                  И в живых поэта нет.
                            Арсений Тарковский

Ох, с каким же ужасом -
               не выговорить беды,
Не прикрыть своих,
               никого и на день не уберечь -
Жили те, кто хранил
               нелепицу, морок, дым -
Воздух краденый,
               скворечью серебристую речь.

Ох, с каким же ужасом -
               не глядеть в глаза, не глядеть в глаза! -
Чай остыл, несладкий,
               бумага в оспинах чужеродных строк,
И щелясты окны, и зябка ночь,
               и иначе никак нельзя,
И не греет рваный клетчатый плед,
               и завтра сдавать оброк.

Ох, с каким же ужасом -
               бьющим в кадык, сводящим судорогой нутро -
Оставались они,
               с каждой потерею бездомней и одиноче...
Но шевелятся в рифму губы,
               по бумаге скользит перо -
Без стихов,
               без живой воды не выдержать этой ночью.

Минское

Wednesday, 7 December 2005 14:01
lugovskaya: (ad)
Выздоравливать лучше зимой, на ветру:
Нет соблазна расслабиться, лягу - умру,
Пробирает ознобом целебным.
Небо серо-лимонное залпом допить
И, сугробы размяв, в магазине купить
Яблок, творога, лука и хлеба.

Здесь, где ветер с востока заносит следы,
В этом городе тихих шагов, посреди
Разговоров и окон полночных,
Прорастают хрустяще сквозь лёд костыли,
Прорастаю и я из промёрзлой земли,
И к рассвету тяну позвоночник.

Profile

lugovskaya: (Default)
Танда Третьей планеты

August 2017

M T W T F S S
 123456
7 8910 111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Expand Cut Tags

No cut tags

Style Credit